Среда, 2017-11-22
Дом милосердия

Меню сайта
Расскажите о нас!

Часть I

Свет лампады горит,
Это старец не спит
Он в молитве скорбит беспрестанно
За людей за живых
Просит слёзно святых,
И за умерших без покаянья.
Слёзы льёт день и ночь –
Искушения прочь! –
Он давно схоронил своё тело.
«Весь в грехах я погиб,
так призри же ты их, –
Просит раб недостойный смиренно»
Славы он не желал, 
Только Бога искал.
А нашед, он сказал,
к Его стопам припав
и умыв их слезами до края:
«Ты услышал меня,
Приласкал как дитя,
Светом Божьей любви озаряя.
Я в грехах утопал,
От страстей я стенал,
Утешенья лишь Божьего чая.
Так спаси же ты, их
Нерадивых Твоих
Погибают ведь без покаянья!
Ты ко всем милосерд,
Защити их от бед,
Разуменья пошли окаянным!»

Господь молвил, скорбя,
«Две руки им подал,
Дай же руку одну, утопая.
Я спасу, Я приму,
Всё прощу, обниму,
Душу светом Любви согревая!
Но проткнув руки Мне,
Пригвоздили к кресту, 
Беспрестанно Меня, распиная.
Все равно их люблю,
И от века зову, 
Но не знают погибшие рая!»
Свет лампады горит –
Это старец не спит,
Он всем сердцем в молитве взывает:
«Слава, Боже, Тебе, 
упованье мое, 
свет Пречистой, 
и благость Ты рая!»

Часть II

На заре в глуши сосновой
Путник пал к ногам, скорбя:
«Старче, старче, молви слово,
Хоть словечко за меня
Душу жжет и сердце ноет,
Через лес бежал сюда!
Нет мне на земле покоя, 
Согрешил пред Богом я».
«Что же милый, не печалься,
Не к чему тоска твоя.
Ты пред Ним теперь покайся, 
Он тогда простит тебя».

«День и ночь молиться буду,
Дай побыть подле тебя!
Мне нельзя теперь в дорогу,
Ждет меня острог-тюрьма».
Старец слезы скрыть старался,
Но не дрогнула рука!
Молвил он, благословляя,
И от скорби чуть дыша:
«Тяжела твоя судьбина,
Ты крепись теперь сынок,
Там, в остроге – знай, детина,
Всегда рядом будет Бог!
Там свою слезу очистишь,
Там Его ты обретешь,
Там свои страданья примешь,
И чрез них вновь оживешь».

Путник встал, и, без сомненья,
Вышел из лесу тогда,
Исполнять благословенье:
«Будь что будь, гори душа!
Нет в тебе теперь покоя,
Истерзалася ты в край.
Будь на все Господня воля -
В ад – так в ад, а в рай – так в рай!»
Холодом и свежей кровью
Встретил «каменный мешок».
Смерть боролась здесь с Любовью,
Души им дарил острог.
Помнил свято путник бывший
Старца ветхого урок.
Он в миру злодеем слывший,
Знал, что рядом будет Бог.
На коленях со слезами,
Он молился день и ночь
И за серыми стенами
Радость набирала мощь.
Были здесь и искушенья,
Грызли душу, жгли огнем
«Боже, дай же мне терпенья!» –
То ли шепот, то ли стон...
Солнца луч, такой невинный,
Осветил тюремный двор.
Смерть вскричала: «Он повинен!»,
Зачитали приговор.
«Что ж со мной? Господь так близко,
До Него подать рукой!
Что же стало вдруг так слизко,
И туман над головой!
Не принял Господь молитвы,
Вопли грешные мои,
Не простил... Так пусть же кровью
Смоет прежние грехи!
Брате, целься поточнее,
Пусть рука будет тверда!
Чтоб без мук теперь скорее,
Грешный мир покинул я». 
Прогремели барабаны,
Вверх занесена рука.
Тут гонец, как гость незваный,
Прерывает путь свинца.

«Что ж ты делаешь?! Негоже
Так с душою поступать!
Ты не ведаешь, похоже,
Что такое – смерти ждать».
«Слава Господу, поспели!» -
Кинул браво удалец. 
«Мы не ехали – летели, 
Еще миг, и всё, конец!
Конь, как будто понимая,
Сил в дороге не щадил,
Что же, грешный, не печалься,
Видно Бог тебя простил!»

Пред толпою изумленной,
Вновь прочитан приговор.
Смерть боролась здесь с Любовью,
Победила вновь Любовь!

«Как же ты поспел, служивый?
Не загнал в пути коня?..»
«Встретился мне старец сивый –
Как, не йму, догнал меня?.. –
Видом весь такой убогий,
Он меня благословил.
Говорю как перед Богом,
Я тогда не мчал – парил!».

Рухнул с воплями смиренный
Узник, цепями гремя.
Вскрикнула толпа: «Блаженный!»
Понеслась о том молва...

Часть III

Кто-то шелестом нарушил
Вековую тишину:
Может, ветер обнаружил
Давно павшую листву?
Может, солнца луч упрямый,
Пробудил лесной народ,
Растрещался над поляной 
Воробьиный хоровод?..
Только старец неспокоен,
Он давно кого-то ждет...
Каждый звук ему, как новый
Вот он! час его грядет!.
И стоит пред ним сегодня
Не испуганный юнец,
А орел, очей исполнен,
Всех трудов его венец!

«Я к тебе вернулся, отче,
Ты мне сыном стать позволь!
Разделю с тобой охоче
Труд и хлеб, и кров, и сон»

Ангелы в душе запели...,
Как весной поет капель.
Не было теплей до селе,
Чем в душе его теперь
Только старец молвил строго:
«Аль свобода не мила?!
Ждут тебя друзья-подруги,
Сестры-братья у стола...»

«Не мила мне жизнь такая, 
Я простился с ней давно.
Я не жил – играл! Играя,
Чуть не сгинул все-равно...»
«Мать-старушка уж плохая,
Приглядел бы ты за ней», –
Молвил старец, искушая,
Сам же всей душой скорбел. –
«Я о всех молиться буду
Дни и ночи напролет,
Нет любви сильней, чем душу
Брат за брата отдает!»

Пал пред старцем на колени:
«Смилуйсь, отче, надо мной,
Я же был тогда расстрелян!
Пред тобой теперь иной!»
Слезы скрыть уже не в силах,
Мир в объятьях заключал...
«Даровал Господь мне сына!» –
Дух сломленный ликовал!

© Галина Мироненко

© 2011-2017, Благотворительный приют "Дом милосердия"